Юридическое бюро ТМ Дефенс

  • English

Юристы подводят итоги ПМЭФ-2018

Публикации Юристы подводят итоги ПМЭФ-2018

Фото: Александр Жолобов/Фонд Росконгресс
Единственной правильной реакцией на законопроект о наказании за соблюдение санкций в его нынешнем виде должно стать президентское вето, иначе российское право утратит свою привлекательность, которую оно не без труда получило за последние пять лет. Таково мнение партнера юридического бюро «ТМ Дефенс» Яны Брутман, высказанное в интервью обозревателю Legal.Report по итогам завершившегося в Санкт-Петербурге экономического форума.

— Поделитесь, пожалуйста: чем петербургский форум интересен для практикующего юриста?— Знаете, юристы ведь не выключены из экономического процесса. Мы работаем на бизнес, поэтому необходимо чувствовать и четко понимать, чем бизнес сейчас живет, что его представители планируют, чем обеспокоены. И на форуме было много сессий, которые так или иначе затрагивали юридические темы, даже в выступлении президента они звучали — он говорил о борьбе с экономическими преступлениями. Генпрокурор Юрий Чайка рассуждал о расследовании экономических преступлений, о качестве работы следователей и так далее. Поэтому удивление в духе «а что на форуме делают юристы?», на мой взгляд, абсолютно не обоснованно. Юристы здесь, более того, просто необходимы. Ведь любые крупные сделки, заключаемые в рамках форума, будут сопровождать именно они.

— Какие встречи на этой площадке вас особенно порадовали?— Здорово, что приехало очень много представителей иностранного бизнеса. Мы рады тому, что Россия все-таки не оказывается в условиях жесткой международной изоляции. Наши крупные клиенты, которые продолжают строить различные крупные проекты, ищут возможности сотрудничества с Россией в принципе и с нашим частным бизнесом. У нас была отличная возможность еще раз встретиться с нашими клиентами и даже познакомить их между собой — это очень важно.

Крайне интересно было увидеть французский бизнес, представителей которого было очень много на форуме. Он нам весьма и весьма близок — ведь мы состоим во французской торгово-промышленной палате и много работаем с этой страной. Президент Макрон, как всегда, был совершенно очарователен, а его выступления — содержательными.

— Сегодня много говорится о законопроекте, карающем за соблюдение санкций. Не вгонит ли, прямо скажем, он в ступор иностранный бизнес?

— Отмечу, что изначально российское право построено по европейской модели, как, в впрочем, и правоприменение. И последние законодательные акты, конечно, несколько «выбиваются» из этой системы координат, они внушают тревогу нашим иностранным клиентам, да и российским тоже. Форум, на мой взгляд, был одним из способов, попыток найти компромиссные решения. Действительно, вся российская бизнес-элита находится в несколько непонятной ситуации, когда с одной стороны хочется отстоять какие-то свои глобальные политические задачи, а с другой — все понимают, что если данный законопроект будет принят в изначально предложенном виде, то сами понимаете… Он ведь содержит очень абстрактные формулировки, под которые можно подогнать все, что угодно! И опасения иностранного бизнеса, что его деятельность здесь будет попросту заморожена, оправданы.

Но то, что мы услышали, все же радует. Президент Путин поручил внести в законопроект смягчающие поправки, из уст главы государства прозвучало утверждение, что нам надо работать над правоприменением, чтобы оно не было именно абстрактным. Надо выработать четкое понимание, что именно подпадает под действие такого нормативного акта — чтобы это не затрагивало тех же журналистов, которые освещают ситуацию, иностранных сотрудников зарубежных компаний и так далее. Ведь без последних, например, работу международного бизнеса невозможно представить.

— То есть он потенциально только навредит и бизнесу, и авторитету правовой системы?

— Я, скажу честно, как юрист — категорический его противник. Да, хорошо бы его вообще не принимать! На мой взгляд, президентское вето — единственно возможный, правильный шаг в данной ситуации. Нужна, как минимум, основательная переработка документа. С другой стороны, на законодательном уровне просто физически невозможно доработать его так, чтобы конкретному правоприменителю конкретного правоохранительного органа было детально разъяснены все нюансы. Должно быть некое обоснование того, зачем вообще это нужно? Пока же все видится как некая абстрактная риторика.

Мы очень рассчитываем, что явная паника иностранного бизнеса, который составляет довольно существенную часть российского правоприменения вообще и наших клиентов в частности, после форума несколько уляжется. Буквально неделю назад у многих же был явный мандраж: каким будет вектор мероприятия, как оно вообще «пойдет», что скажет Путин, приедет ли Макрон… У кого-то я незадолго до этого прочитала тревожную фразу «мы становимся севернее Кореи», и она очень показательна. И все-таки эта мега-площадка показала: мы по-прежнему в международном тренде.

— Чьи же выступления внушили вам такой оптимизм?

— Во-первых, выступали очень интересные американские финансисты, которые давали различные прогнозы, в частности, несравненный Джим Роджерс. Он как раз из тех профессионалов, которые, несмотря ни на что, не поддаются панике, не реагируют на политические провокационные тенденции, трезво видят положение дел. И то, как это звучит, сколько людей слушают и согласны с данными утверждениями, однозначно радует.

Безусловно, очень ощутимо для юристов в прикладном плане то, что Чайка говорит о следствии. О том, что всех беспокоит факт падения уровня расследования уголовных дел. И коль скоро это звучит из уст первого лица надзорного органа, появляется опять-таки надежда — будет реформа и в этом направлении, появятся механизмы привлечения к процессу высокопрофессиональных специалистов, и от этого выиграют все без исключения.

— В общем, худшие опасения в ходе форума не оправдались?

— К счастью, нет. Ожидания у юридического сообщества в целом позитивные. Если подвести черту: форум дает большие надежды. Россия явно продемонстрировала свою открытость для международного содержательного диалога. Одна из панельных секций была посвящена вопросу, как сделать российскую юрисдикцию более привлекательной. И если лет пять назад тема эта звучала несколько анекдотично, то сейчас стоит отметить: очень много международных контрактов исполняется на территории Российской Федерации либо с привлечением российских юрлиц. То есть все больше иностранных компаний выбирает именно российское право как применимое и российские суды как те, которые будут рассматривать их дела в случае спора. Это потрясающий успех! Можно долго рассуждать, чему мы этим обязаны, но факт есть факт.

 
Максим Иванов